H.G. Wells
Kaellig || Быть пессимистом потрясающе: ты всегда или прав, или приятно удивлен.
Название: Конечная станция - Кони Айленд
Автор: 100demons
Переводчик: H.G. Wells
Ссылка на оригинал: "last stop, coney island"
Пейринг/Персонажи: Шерлок, Джоан, фем!Майкрофт мельком
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Примечание: AU, возможен ООС
Размер: ~ 1 тыс. слов
Дисклеймер: Все права ринадлежат законным правообладателям


— Следующая станция — 179-я улица, конечная.

Он чувствует, как вздрагивают, захлопываясь, двери, слышит, как дребезжит предупреждающий звонок. Поезд медленно оживает, за стеклом убегают прочь праздничные огоньки, и он не знает, который сейчас час, когда это «сейчас»; есть только он и поезд, идущий от Кони Айленд до 179-й улицы, конечной. Конечная станция — 179-я улица.

Его немного ведёт по инерции на скользком синем сидении, когда поезд начинает со скрежетом тормозить. Всё замирает и становится неподвижным, даже воздух. Звуки исчезают, и ему хочется, чтобы так оставалось всегда, чтобы время остановилось и всё навсегда превратилось в яркий флюоресцентный свет и идиотскую рекламу средства для ухода за кожей. Но его лёгкие начинают гореть, а в уголках глаз уже мелькают знакомые синие точки; он делает медленный вдох, и тогда время начинает идти снова.

В вагон врывается холодный воздух с перрона, и по шее ползут мурашки.

— Это поезд F, идущий по линии Калвер в направлении Бруклина. Следующая станция — 169-я улица. Осторожно, двери закрываются.

Он чувствует, как вздрагивают, захлопываясь, двери, слышит, как дребезжит предупреждающий звонок. Поезд медленно оживает, за стеклом убегают прочь праздничные огоньки, и он не знает, который сейчас час, когда это «сейчас»; есть только он и поезд, идущий от 179-й улицы до Кони Айленд, конечной. Конечная станция — Кони Айленд.

(воскресение)

***

— Она придёт через час.

CNBC сообщает о падении акций; Джордж делает Анне предложение; доходы по немецким государственным облигациям достигли исторического минимума; запланированные переговоры с Ираном сорвались; Джордж опускается на одно колено, и Анна краснеет; голос Майи по громкой связи вещает о чём-то, очевидно, Очень Важном; девочка Дора просит Жулика не воровать; самоубийство в Нижнем Ист Сайде, мать четырёх детей...

— Ты меня слышишь?

— Да, конечно, — машинально отвечает Шерлок, подбрасывая пульт и ловя его одной рукой. — Ты говорила что-то о домработнице или девочке на побегушках, да? Которая будет выполнять любой мой каприз. Даже странно, я думал, я у тебя навечно в чёрном списке...

— Хотя бы оденься, — вздыхает Майя. Лёгкие помехи на линии заставляют её голос немного шуршать.

— Хм-м... — уклончиво тянет он. — Напомни, ты играешь в папочку, чтобы развить во мне комплексы?

— Пожалуй, я буду мешать тебе фокусироваться на самых несущественных мелочах, полностью игнорируя тот факт, что тебе предстоит жить под одной крышей с компаньоном несколько следующих месяцев.

— Разве в Америке не запрещена проституция? Дорогая сестрица, ты так представляешь себе рождественский подарок?

— Шерлок, — голос Майи становится жёстче, — будь добр, вытащи голову из задницы и...

— Нет, знаешь, моей голове там очень комфортно, — он улыбается, и уголки его рта едва не дотягиваются до ушей. — Дорогая сестрица, — говорит он, растягивая звуки, но это не скрадывает металлического оттенка в его тоне. — Ох, ты только взгляни на часы, — театрально вздыхает он, — мне жизненно необходимо перейти в другую часть комнаты, чтобы сделать невероятно важную вещь, а у тебя, я полагаю, ещё уйма дел по всей Европе, так что не буду тебя задерживать. До связи!

Шерлок бросает пульт, метко попадая в кнопку сброса и оставляя трещину на экранчике аппарата.

В висках стучит кровь, и телевизор уже не может заглушить этот стук. Ему нужно больше, нужно позарез; желание сворачивается узлом в горле, горько-сладкое и острое, его нужно заполнить, утолить его голод и жажду, заставить его замолкнуть. В шкафчике под лестницей стоит бутылка пятидесяти пятилетнего Реми Мартен; у женщины из соседней квартиры осталось полбаночки викодина, прописанного ей в связи с инфекцией мочевого пузыря; номер телефона Шефа выжжен у Шерлока на подкорке, а трубка лежит на полу всего в трёх метрах и пятнадцати с половиной сантиметрах от него.

Он сжимает зубы, и рот наполняется сильным привкусом меди — старый добрый друг. Шерлок сглатывает, и на языке остаётся только солёная кровь.

(вторник)

***

— Ты двигаешься слишком медленно, — заявляет он и, не удержавшись, покачивается на каблуках, дожидаясь, пока Ватсон догонит его. Им нужно расследовать дело, ловить убийцу, неужели она не чувствует, что им нужно бежать, что ему нужно...

— Хватит кричать, — говорит Джоан. Из её рта вырывается облачко пара. Она наклоняется вперёд, опираясь руками в колени, ей снова нужна чёртова передышка, она совершенно бесполезна, она нелепа и смешна, зачем она вообще здесь, это жалкое подобие образа матери.

— Я не кричу, — нетерпеливо отвечает Шерлок. Он больше не может ждать, им нужно идти, им нужно туда, скорее, прямо сейчас. Он сворачивает за угол, вихрь огней гонит его вперёд, и всё остальное утрачивает своё значение. Он здесь, теперь всё будет хорошо, никто не остановит его. Время замедляется, и он бежит, бежит вперёд; все машины останавливаются перед ним, потому что у него есть работа, и он должен найти убийцу. Игра началась.

(среда)

***

— Ш-ш, — Шерлок прижимает палец к губам. — Слышишь?

— Слышу что? — озадаченно переспрашивает Джоан. — Я ничего не...

— Мендельсон, скрипичный концерт ми минор, сочинение 64, — говорит он, прикрыв глаза. — Середина первой части.

— Шерлок, — Джоан мягко кладёт руку ему на плечо, — Шерлок, нет никакой музыки.

— Но она так прекрасна, — мечтательно произносит он и опускает взгляд на Джоан. В её глазах нет жалости, только... только...

— Пойдём, Ватсон, — говорит он, — у нас есть работа.

(пятница)

***

Завернутый в потрёпанный шерстяной плед, от которого пахнет чем-то, похожим на смесь собачьей мочи и чистящего средства, он похож на потерявшегося щенка. Джоан вкладывает ему в ладони чашку с горячим чаем, который она только что разогрела в микроволновке — не обжигающе горячо, но как раз нужной температуры. Шерлок, возможно, даже не заметит (и он не замечает).

— Холмс.

Шерлок поднимает голову. Его обычно яркие глаза сейчас тусклы, словно кто-то ушёл и выключил за собой свет. Внутри него осталась только темнота, сочащаяся наружу через зрачки.

— Пей, — приказывает Джоан, сжимая его мозолистые пальцы на кружке и наклоняя к нему. — Тебе лучше?

Он рассеянно улыбается ей, его губы блестят от чая, но уголки рта остаются опущенными.

— У нас получилось? Мы сделали это?

— У нас получилось, — подтверждает Джоан. — Мы его поймали.

— Это... Я просто... — он закрывает глаза, и Джоан невольно чувствует облегчение от того, что ей больше не нужно смотреть в темноту внутри него. — Что-то не похоже на то.

— Всё в порядке, всё в порядке, — повторяет она, и ложь легко слетает с кончика языка. — Всё будет хорошо.

(воскресение)

@темы: Джоанна Уотсон, Шерлок Холмс, фик